rumble.com * rutube.ru
liveinternet.ru * cos.tv
my.mail.ru * youtube.com
vk.com * zen.yandex.ru
«ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»

Otohits.net, l'autosurf rapide et efficace

Skype: mordaty68

Я пользуюсь

PAYEER


  • Файлы
  • Статьи
  • Дзен
  • Фотографии
  • ВЕЛОСИПЕДЫ
  • ГЕРЦЕН А.И.
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • ЗВЕРЬЁ МОЁ
  • КИНО
  • КУШАТЬ ПОДАНО
  • ЛОБЗИК
  • МАЛЫШАМ
  • МОИ СТАТЬИ
  • НЕКРАСОВ А.С.
  • ПРАВОСЛАВИЕ
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • РАЗВЛЕЧЕНИЯ
  • РЫБАКАМ
  • РЫБОЛОВ
  • СВОИМИ РУКАМИ
  • СПОРТ
  • ЦВЕТОВОДСТВО
  • ЧТОБЫ ГОРОД БЫЛ ЧИСТЫМ
  •  
    Главная » Файлы » малышам » ДВОРКИН Илья Львович

    ВЗГЛЯНИ НА НЕБО повесть (ДВОРКИН Илья Львович)
    16.07.2014, 19:03

        — Ну, ваш Андреич и жох! — сказал Володьке отец. — Припёр меня к стене. Хватка у него мёртвая.
         Володька встрепенулся.
         — Как это — припёр? За что?
         — Сам скоро узнаешь, — загадочно улыбнулся отец.
         И как Володька ни старался, ничего больше ему не удавалось узнать.
         Несколько дней все в классе ломали голову над этой загадкой, но так ни до чего и не додумались. А в пятницу Андреич сказал:
         — Кто хочет со мной сплавать на остров Козлиный? На нём один из самых красивых маяков на Каспии и множество действующих вулканов.
         Слишком уж много сведений вывалил на головы ребят Андреич: остров, маяк, действующие вулканы...
         — Что-то заговаривается наш Андреич, — пробормотал Родька.
         — А тигров и носорогов там нет? — ехидно спросил Таир.
         — Тигров и носорогов там нет.
         — А как мы поплывём — кролем или брассом? — спросил Володька.
         — Нас туда твой отец забросит. Я с ним уже договорился.
         — Ах, вот оно что, — пробормотал Володька и вдруг сообразил: — Но ведь мы все на отцовом дубке не поместимся.
         — А все и не поплывут. Вам, во-первых, надо отпроситься у родителей, потому что едем мы с ночёвкой, уходим в субботу сразу после уроков, возвращаемся вечером в воскресенье. Те, кого отпустят, бросят жребий, потому что больше десяти человек судно не возьмёт. Десять вас и я одиннадцатый. Надо взять с собой еду и одеяло.
         Жребий бросать не пришлось. На остров Козлиный отправилось пять человек, остальных родители не отпустили.
         В субботу было четыре урока, и ровно в час пять счастливчиков стояли на пирсе рядом с пузатыми рюкзаками.
         — Ну, молодцы! — смеялся Андреич. — Снарядились отменно. Хоть в кругосветку отправляйся, провианта хватит.
         — Из этой-то лужи в кругосветку! — хмыкнул Родька.
         — Вот из нашей Юрмалы... — хором отозвались Таир и Володька.
         Подошедший Володькин отец внимательно оглядел Родьку.
         — Лужа, говоришь? — спросил он. — Нет, милый, это море. И море серьёзное. И ты в этом скоро убедишься.
         И Родька убедился. И действительно, очень скоро.
         С пирса казалось, что на море стоит полный штиль. Но едва только дубок отвалил, стало ясно, как этот штиль обманчив.
         Море дышало. Длинные пологие валы шли размеренно и мощно. Лёгкий дубок тарахтел мотором, тужился, словно играл с волнами в пятнашки, но те легко догоняли его, мягко подбрасывали, какую-то долю секунды держали на своих хребтах, потом ускользали, и дубок клевал носом, катился вниз. И так бесконечно — вверх-вниз, вверх-вниз.
         Уже через час такой мерной болтанки Родька укачался. Он сидел, сжав изо всех сил зубы, и старался на воду не глядеть.
         О чём-то весело болтали мальчишки. Восторженно взвизгивала Ленка Бородулина, и Родька сидел, уставясь напряжённым взглядом в собственный рюкзак, и сглатывал, сглатывал подкатывавшийся к горлу противный комок.
         Он мужественно продержался ещё целый час.
         Неожиданно Таир умолк, внимательно вгляделся в Родьку и сказал:
         — А Родька-то зелёный!
         — Точно. Как огурец, — подтвердил Володька.
         — Тебе плохо, Виталик? — участливо спросила Ленка.
         И тут Родька не выдержал. Он метнулся к борту, перевесился через него и... как говорится в старых романах, отдал морю дань.
         Вид у него был такой несчастный, что даже Таир, неистовый патриот своего родного Каспийского моря, не стал ехидничать, не припомнил Родькины пренебрежительные слова, простил ему «лужу».
         А Володькин отец похлопал Родьку по плечу и утешил:
         — Не расстраивайся. Сам великий адмирал Нельсон тоже укачивался всю жизнь. И на командном мостике его корабля всегда стояло ведро. На всякий случай.
         Родька нашёл в себе силы отшутиться:
         — А где ведро на вашем мостике?
         Отец Володьки улыбнулся, подмигнул: молодец, мол, так и надо, держись.
         — Дело в том, — сказал он, — что я, к сожалению, не адмирал Нельсон, и на моём корабле просто нет ни мостика, ни командной рубки. Но есть и преимущества — море рядом, стоит только через борт перегнуться.
         Тут совершенно неожиданно в разговор влез Мамед-Очевидец. Он заговорил, будто его неожиданно включили, будто ткнули клавишу магнитофона:
         — Адмирал Нельсон. Командовал линейным кораблём «Агамемнон». В боях потерял правую руку и глаз. Последний корабль — «Виктория».
         Родька от изумления даже позабыл, что ему плохо.
         Володькин папа на миг выпустил штурвал, дубок рыскнул носом, стал бортом к волне, всех тут же окатило водой. Крутнулся штурвал, крутнулся, словно человек на пятке, дубок на гребном винте, стал на курс.
         — А ещё что знаешь? — спросил Володькин папа.
         — Ведро у него на мостике действительно было. Самое простое — брезентовое. После каждого похода его выбрасывали, — так же бойко проверещал Мамед и, словно очнувшись, оглядел всех привычным, блестящим от неутолимого любопытства взглядом.
         — Вот это знаток! — восхитился Андреич. — Всё знает!
         Родька почти не слышал последних слов. Пример адмирала Нельсона оказался очень заразительным. Когда он, оторвавшись от борта, обессиленно рухнул на место, Володькин отец вдруг спросил:
         — Есть хочешь?
         Родька с недоумением уставился на него. Шутит или издевается? И вдруг внутри что-то со скрежетом провернулось, будто колёса несмазанные скрипнули. Родька застыл, прислушался к себе и понял, что он зверски хочет есть.
         — Очень хочу. Просто помираю, — удивлённо ответил он.
         — Вот и отлично, — отозвался Володькин отец. — Спустись в кубрик, там макароны есть в кастрюле. Правда, они холодные, но тебе сейчас всё равно, верно?
         — Правда. Всё равно, — ответил Родька: он почувствовал, как рот заполняется слюной.
         Кубрик на дубке был крохотный — сверху люк, пять ступенек вниз, две узкие койки, столик и дверь в машинное отделение. Родька вошёл и попятился — в нос ударила тяжёлая волна запахов — солярки, нагретого железа, перегоревшего масла — всё едкое, раздражающее.
         Родьку затошнило. Но тут он увидел стоящую на столе здоровенную кастрюлю. Кастрюля стояла в деревянном гнезде, неподвижно и важно. И была полна флотских макарон с мясом, обрызганных томатным соком. И есть захотелось так, что ноги ватно ослабли.
         Из дверцы машинного отделения выглянул чумазый моторист, подмигнул, прокричал сквозь треск дизеля:
         — Рубай! Вилка в ящике стола. Привет! — И исчез, как игрушечный чёртик из коробочки.
         Не буду описывать дальнейшего, скажу только, что, когда дубок пришвартовался к хлипкому деревянному пирсу острова Козлиный и Володькин папа спустился в кубрик за макаронами, которыми хотел накормить своих пассажиров, он с изумлением увидел почти пустую кастрюлю и спящего на его койке Родьку. Моторист хохотал.
         — Нет, ты видал, кэп, что за лихой народец пошёл! Целый лагун макарон срубал и рухнул. А ведь пришёл чуть живой. Ну, дают! Ну, орлы!
         — Ты серьёзно? Один — весь лагун? Может быть, ты ему помогал?
         — Ей-богу, шкипер, не притронулся даже.
         — Прекрати ты эти штучки — кэп, шкипер! Тоже мне — морской волк. Присмотрел бы за парнем, так и заворот кишок устроить недолго.
         — Ничего с ним не сделается, паренёк крепкий. А ведь здорово укачался! Другие, коль укачаются, на еду глядеть не могут. Меня просто с души воротит.
         — А у других — наоборот — аппетит появляется гигантский. Вот и этот из таких. Но целый лагун макарон! Фантастика! Надо его будить!
         Родька вскочил бодрый и весёлый, будто и не было ни качки, ни его недавних мучений. Макароны сделали своё дело. Но к Каспийскому морю Родька с этих пор проникся почтением.


         Почему остров называется «Козлиный», никто не понял.
         — Может, здесь дикие козлы водятся? — предположила Ленка.
         — Сроду здесь никаких козлов не было, — сказал смотритель маяка, большой неторопливый человек, — коза, правда, есть. Но я её собственноручно с материка привёз.
         — Тогда при чём здесь козлы? — спросил Таир.
         — А вот поднимемся на маяк — и поймёте.


         Маяк был стальной, весь покрытый округлыми головками заклёпок. У входа привинчена большая медная доска, на ней написано:


         Henri Lepaunt
         1872
         Paris

         Фёдор Андреич ткнул пальцем в сторону надписи:
         — Была такая знаменитая фирма, устанавливала маяки во всех странах. Добротные делал маяки этот Генри, хоть и проживал в сухопутном городе Париже.
         — А где же вулканы, Фёдор Андреич? — спросил Родька.
         — А, оклемался, Гений? Раз любознательность проявляешь, значит, всё в порядке. Будут и вулканы. Самые взаправдашние. Пошли наверх.
         Гуськом долго поднимались по крутой винтовой лестнице внутри маяка, пока не очутились в маленькой, удивительно чистой комнате. Смотритель сказал:
         — Вот это и есть маяк. Всё остальное — башня. И начал рассказывать. Оказалось, что в мире нет двух одинаковых маяков. Все чем-нибудь да отличаются. Или формой башни, или сектором освещения, или цветом огня, или высотой его над уровнем моря, или...
         Всего и не перечислишь — непрерывный свет, одинарные проблески, группы проблесков, затмевающийся свет... А ещё маяки бывают не только световые, но и радиомаяки и акустические. Попросту говоря, ревуны.
         Стоит такой маячок на коварной скале среди моря, на рифе и орёт дурным голосом ночью или во время тумана.
         Вахтенный на корабле услышит — и сразу корабль в сторону.
         — Наш маячок виден на тридцать километров. В каждой лоции записано, что проблески у нас такие: два по три минуты, один — минута. Если какое судёнышко заблудится, то как только штурманы свет наш увидят, сразу поймут, где они находятся.
         Ребята молча разглядывали огромную лампу, сложную систему линз. Всё было ново, необычно и интересно.
         — Всё! Решено! Иду в смотрители маяка, — сказал Мамед-Очевидец.
         — Ты же в море говорил, что капитаном будешь, — сказал Володька.
         — А когда на экскурсию на Нефтяные камни ездили, что нефтяником, — сказал Таир.
         — Ничего. Всё успею. Сперва нефтяником, потом капитаном, потом смотрителем. Или наоборот. Я ещё молодой, — хладнокровно ответил Очевидец, не смутившись ни капли.
         — А теперь пошли наружу, поглядите остров, — сказал смотритель.
         Он открыл небольшую овальную дверь, и ребята вышли на узкий балкончик — балюстраду, — опоясывающий башню маяка. Маяк стоял в конце узкого мыса, и остров с балкончика виден был весь, будто внизу лежала рельефная карта.
         — А ведь точно — козёл! — закричал Таир. — А мы на хвосте стоим. Вон тот мыс — точь-в-точь борода.
         — Вулканы! — прошептал Родька.
         Правая сторона острова, «голова козла», как её назвал смотритель, была сплошь покрыта кратерами вулканов. В них что-то шевелилось, всплескивало, стекало по склонам конусов.
         — Чушь какая-то, — не поверил глазам Родька. — Действующие вулканы! Чушь!
         — Почему же чушь? — усмехнулся Фёдор Андреич. — Весь остров вулканического происхождения. И вулканы действующие. Только эти вулканы грязевые.
         — Вон мои огольцы в «Башке» купаются, — сказал смотритель. — «Башка» — самый у нас большой вулкан, метра четыре ростом и плюётся грязью дальше всех. А в кратере у него тепло, градусов сорок — сорок пять будет. Вон, глядите.
         Двое мальчишек казались сверху совсем маленькими. Они сидели на самой верхушке вулкана, опустив ноги в кратер, и по очереди опускались в него с головой. Казалось, что из кратера выскакивают два негритёнка.
         Но вот негритята кинулись наперегонки к морю, нырнули, сверху отчётливо было видно, как в голубой воде расплылось вокруг них тёмное пятно, и на берег вышли два белоголовых мальчишки.
         — Сейчас познакомитесь. Я их на моторке сегодня привёз.
         Целую неделю в интернате, один — в четвёртом классе, другой — в пятом. Дорвались до своих вулканов, соскучились, — ласково сказал смотритель, — говорят, эта грязь полезная. Может, и так. Знаю одно — не вредная, это точно. Мои ребятишки с самых малых лет в ней бултыхаются.
         — Как же вы тут один живёте? Вам не скучно? — спросила Ленка.
         — Почему один? Нас на острове пятеро. Два метеоролога, моя жена и сестра её. Обе — техники. Да вот гостей сколько! Кроме Андреича с вами ещё егерь из заповедника приехал.
         — Какой заповедник? — спросил Володька.
         Смотритель нахмурился.
         — Есть тут такой. На материке, недалеко. Уникальный заповедник, там даже розовые фламинго водятся. Да только там сейчас нехорошо. Завелось, понимаете, бандитьё, бьёт птицу на гнездовьях без жалости. Мешками увозят.
         — А егерь что смотрит?! — возмутился Таир.
         — Егерь? Их там трое. А заповедник огромный. И браконьеры вооружены. Стреляют. Нашего Авеза едва не подстрелили.
         — А он что же глядел? Лопух ваш Авез, — заявил Родька.
         — Ишь ты, какой горячий! Нет, Авез не лопух. Он чело¬век. Пошли вниз, сейчас познакомитесь.
         Дом смотрителя был просторный. Две удивительно похожие женщины суетились во дворе вокруг летней печки. Очень вкусно пахло.
         Дубок уже ушёл.
         Андреич с ребятами расположились на террасе, прямо на полу, на толстом, сплетённом из пеньковых верёвок мате.
         Пришли сыновья смотрителя Лёха и Саша, чинно поздоровались, побежали переодеваться.
         Но больше всех заинтересовал ребят егерь Авез.
         Это был высокий молчаливый парень. Лицо мрачноватое, озабоченное. Оказалось, что Андреич с ним хорошо знаком.
         — Что, Авез, всё о своих браконьерах думаешь? — ласково спросил он. — Раньше, помню, ты весёлый был.
         — Весёлый! — Авез горько усмехнулся. — Понимаешь, Андреич, это фашисты какие-то! Палят по всему живому. Лебедей бьют, аистов, журавлей. Десять убьют, двадцать ранят. А я подранков как «скорая помощь» собираю. Вчера в меня стреляли. Всадили заряд утиной дроби в борт моторки.
         — Ты их знаешь?
         — Двоих знаю. Отец бандит и сына такого же вырастил. Барыги. За копейку удавятся. Два раза обыск у них делали. Без толку. Их с поличным надо взять.
         — Пробовали?
         — Сколько раз! Осторожные. Уходят. Есть у меня подозрение, что кто-то из заповедника, из наших кто-то сведения им сообщают. Узнаю — вот этими руками. — Авез протянул перед собой могучие ручищи, — голову отвинчу.
         Андреич засмеялся.
         — Не отвинтишь. Ты добрый.
         — Я был добрый! — закричал Авез. — Раньше! Теперь я очень злой. Тут ещё один подлец появился. Совсем сопляк. Я его в бинокль разглядел. Так этот просто так стреляет. Развлекается. Кто ему ружье продал, не понимаю!
         И такое горестное изумление было на лице Авеза, что ребятам стало его жаль.
         — Ты когда возвращаешься, Авез? — спросил Андреич.
         — Завтра.
         — Может быть, покажешь ребятам заповедник? Пусть поглядят на эту красоту.
         Авез внимательно осмотрел ребят.
         — Покажу, — серьёзно сказал он. — Пусть. Пусть знают, что красоту беречь надо.
         Немного погодя, когда Авез ушёл к своей лодке, чтобы наладить что-то в моторе, и ребята остались одни, Родька задумчиво сказал:
         — Нет, этот Авез не лопух.
         — Он очень увлечённый человек, — сказала Ленка.
         — Но эти-то живодёры! Как у них рука поднимается! — воскликнул Таир.
         — У тебя же поднялась — отстрелить невинной корове хвост, — поддел Володька.
         — Так я же нечаянно!
         — Буду егерем, — сказал Мамед.
         Все улыбнулись.
         — Сперва нефтяником, потом капитаном, потом смотрителем маяка, потом егерем? — насмешливо спросил Родька.
         — Правильно. Я ещё молодой. Всё успею, — подтвердил Мамед.

    Категория: ДВОРКИН Илья Львович | Добавил: shum-1968 | Теги: ВЗГЛЯНИ НА НЕБО повесть (ДВОРКИН Ил
    Просмотров: 973 | Загрузок: 0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
     
    Skype: mordaty68
  • Blog
  • ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «ВЕСЁЛЫЕ КАРТИНКИ»
  • «МАСТЕРОК»
  • «МУРЗИЛКА»
  • Научно-популярное издание
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • «ЧЕРНАЯ курица»
  • ИНСУЛЬТ
  • ПЕТРОДВОРЕЦ
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • Роб Ван дер Плас
  • БРАТЬЯ САФРОНОВЫ
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ЮНЫЙ ТЕХНИК
  • КВВКУС
  • ШАХМАТЫ
  • ХОББИ
  • «ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»
  • РЫБОЛОВ
  • РЫБОЛОВ-СПОРТСМЕН
  • Это станок?
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • * YOUTUBE *
  • Одноклассники
  • facebook
  • АКИМ Яков Лазаревич
  • БЕЛОЗЁРОВ Тимофей Максимович
  • БЕРЕСНЁВ Александр Михайлович
  • БЕХЛЕРОВА Елена
  • БИАНКИ Виталий Валентинович
  • БЛОК Александр Александрович
  • БОНЕЦКАЯ Наталья
  • ВОРОНЬКО Платон Никитович
  • ВАЖДАЕВ Виктор Моисеевич
  • ГЕРЦЕН Александр Иванович
  • ГРИММ, Вильгельм и Якоб
  • ГРИБАЧЁВ Николай Матвеевич
  • ДВОРКИН Илья Львович
  • ДОРОШИН Михаил Федорович
  • ЕРШОВ Пётр Павлович
  • ЕСЕНИН Сергей Александрович
  • ЖИТКОВ Борис Степанович
  • ЖУКОВСКИЙ Валерий Андреевич
  • ЗАЙКИН Михаил Иванович
  • ЗАХОДЕР Борис Владимирович
  • КАПНИНСКИЙ Владимир Васильевич
  • КВИТКО Лев Моисеевич
  • КИПЛИНГ Джозеф Редьярд
  • КОНОНОВ Александр Терентьевич
  • КОЗЛОВ Сергей Григорьевич
  • КОРИНЕЦ Юрий Иосифович
  • КРЫЛОВ Иван Андреевич
  • КЭРРИГЕР Салли
  • ЛЕСКОВ Николай Семёнович
  • МАКАРОВ Владимир
  • МАЛЯГИН Владимир Юрьевич
  • МАМИН-СИБИРЯК Дмитрий Наркисович
  • МАРШАК Самуил Яковлевич
  • МИЛН Ален Александр
  • МИХАЛКОВ Сергей Владимирович
  • МОРИС КАРЕМ
  • НАВРАТИЛ Ян
  • НЕКРАСОВ Андрей Сергеевич
  • НЕЗНАКОМОВ Петр
  • НОСОВ Николай Николаевич
  • ПЕРРО Шарль
  • ПЕТРИ Мерта
  • ПЛЯЦКОВСКИЙ Михаил Спартакович
  • ПУШКИН Александр Сергеевич
  • РОДАРИ Джанни
  • СЕВЕРЬЯНОВА Вера
  • СЛАДКОВ Николай Иванович
  • СУТЕЕВ Владимир Григорьевич
  • ТОКМАКОВА Ирина
  • ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич
  • ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
  • ТЫЛКИНА Софья Павловна
  • УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич
  • ЦЫФЕРОВ Геннадий Михайлович
  • ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович
  • ШЕПИЛОВСКИЙ Александр Ефимович
  • ШЕРГИН Борис Викторович
  • ШУЛЬЖИК Валерий Владимирович
  • ШУМОВ Иван Харитомович
  • ШУМОВ Олег Иванович
  • Эндрюс Майкл
  • ЮДИН Георгий
  • ЮВАЧЁВ Даниил Иванович(ХАРМС)
  • ЮСУПОВ Нуратдин Абакарович
  • ЯКОВЛЕВА Людмила Михайловна
  •