Skype: mordaty68
 
Skype: mordaty68
  • Файлы
  • Статьи
  • Фотографии
  • ВЕЛОСИПЕДЫ
  • ГЕРЦЕН А.И.
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • ЗВЕРЬЁ МОЁ
  • КИНО
  • КУШАТЬ ПОДАНО
  • ЛОБЗИК
  • МАЛЫШАМ
  • МОИ СТАТЬИ
  • НЕКРАСОВ А.С.
  • ПРАВОСЛАВИЕ
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • РАЗВЛЕЧЕНИЯ
  • РЫБАКАМ
  • РЫБОЛОВ
  • СВОИМИ РУКАМИ
  • СПОРТ
  • ЦВЕТОВОДСТВО
  • ЧТОБЫ ГОРОД БЫЛ ЧИСТЫМ
  •  
    Главная » Файлы » малышам » МИЛН Ален Александр

    Алан Александр Милн (Винни-Пух. Домик на Пуховой Опушке.)
    29.10.2014, 17:38
    ГЛАВА II,
    в которой Тигра приходит в Лес и завтракает.
         Неожиданно в полночь Пух проснулся и прислушался. Он встал с кровати, зажег свечу и, шлепая босыми лапками, направился к буфету посмотреть, не подбирается ли кто-нибудь к его меду. Но все было спокойно.
         Винни-Пух задул свечку и вернулся в постель.
         Вдруг он снова услышал Шум.
         — Это ты, Пятачок? — спросил Пух.
         Но это был не Пятачок.
         — Заходи, Кристофер Робин, там открыто, — сказал Пух.
         Но Кристофер Робин не вошел.
         — Давай, ты мне завтра все это расскажешь, Иа-Иа, — сонно пробормотал медвежонок.
         Но Шум продолжается.
         — ВОРРАВОРРАВОРРАВОРРА, — не переставая говорил Кто-бы-это-мог-быть, и Пух понял, что ему уже не уснуть.
         — Что же это такое? — недоумевал он. — Какого только шума не услышишь у нас в лесу, но этот какой-то непонятный. Это не ворчание, не жужжание, не хрюкание, это не голос-перед-исполнением-стихов, это совсем-совсем другой Шум, это Голос Неизвестного Животного! Конечно, шуметь ему больше негде, только у меня под дверью в полночь! "Придется теперь встать и попросить его не делать этого“.
         Пух вскочил с кровати и подошел к двери.
         — Привет, — сказал он тому, кто был за дверью.
         — Привет, — сказал Кто-бы-это-мог-быть.
         — А-а! — сказал Пух, — привет, привет.
         — Привет.
         — Ах, это ты! — сказал Пух, — привет, привет!
         — Привет, — сказал Странный Зверь, которому такая вежливость была в диковинку.
         Пух уже было открыл рот, чтобы сказать „Привет“ четвертый раз, но передумал и спросил:
         — А кто это?
         — Я, — услышал медвежонок.
         — А-а-а! — сказал Пух. — Тогда входи.
         Кто-бы-это-мог-быть вошел, и они с Пухом при свете свечи уставились друг на друга.
         — Пух. — сказал Винни-Пух, протягивая лапку.
         — Тигра, — представился Тигра.
         — О! — произнес Пух, который никогда не видел такого зверя.— Кристофер Робин про тебя знает?
         — Конечно, — сказал Тигра.
         — Ну, тогда ладно, — успокоился Винни-Пух. — Уже полночь, очень хочется спать. На завтрак у нас будет мед. Тигры любят мед?
         — Тигры любят все! — весело заявил Тигра.
         — Ну, раз они любят спать на полу, я снова лягу в кровать.
         Первое, что увидел Пух, когда проснулся, был Тигра, внимательно рассматривавший себя в зеркале.
         — Привет, — сказал Пух.
         — Привет, — сказал Тигра. — Тигра нашел еще одного Тигру. Тигра думал — он один такой.
         Пух опустил лапки на пол и принялся объяснять, что такое зеркало, но не успел он дойти до самого интересного места, как Тигра сказал:
         — Извини, дорогой, кто-то на твой стол лезет.
         И с кличем „Ворраворраворраворра“ он набросился на угол скатерти, стащил ее на пол, трижды обернувшись ею, укатился в угол комнаты, и, наконец, после жестокой схватки из-под скатерти показалась счастливая морда Тигры и спросила:
         — Тигра победил?
         — Это моя скатерть, — сообщил Пух и приступил к извлечению Тигры.
         — Тигра не знает, кто это был, — сказал Тигра.
         — Ее стелят на стол, а на нее все ставят.
         — А зачем он хотел кусать Тигру, когда Тигра не смотрел?
         — Трудно сказать, — сказал Пух.
         — Он хотел, — гордо произнес Тигра, — но Тигра ловкий.
         Пух застелил стол скатертью, сверху поставил большой горшок меда, и они сели завтракать.
         Тигра сразу же набрал полный рот меда и склонив голову набок, стал рассматривать потолок. Потом он почмокал языком в смысле „Интересно, интересно...", потом он почмокал языком в смысле „Попробуем, попробуем...", потом он почмокал языком в смысле: „Что-это-вы-мне-под-сунули". Потом он решительно заявил: „Тигры не любят мед".
         — Ай, ай, ай, — сказал Пух с такой неподдельной грустью, что Тигра сразу понял, как огорчился медвежонок. — А я думал, что они любят все.
         — Тигры любят все. Тигры не любят мед. — повторил Тигра. Эта новость порадовала Пуха, и он сказал, что сразу после завтрака они отправятся к Пятачку, где Тигра сможет попробовать знаменитые Пятачковы желуди.
         — Спасибо, Пух, — сказал Тигра. — Желуди. Тигры любят желуди.
         Позавтракав, они пошли в гости к Пятачку, а по дороге Пух объяснил, что Пятачок — это Крохотное Существо, не очень-то расположенное к прыганью, и попросил Тигру попробовать прыгать не очень часто, хотя бы первое время. Тигра, который, прячась за деревьями, набрасывался на Пухову тень, выбирая момент, когда она не ожидала нападения, заверил Пуха, что Прыгучесть у Тигров наступает только перед завтраком, и стоит им съесть парочку-другую желудей, они становятся Тихими и Смирными.
         За разговорами они сами не заметили, как подошли к домику Пятачка. Пух постучал.
         — Привет, Пух, — поздоровался Пятачок.
         — Привет, Пятачок. Это Тигра.
         — Ах, вот это?! — очень удивился Пятачок и потихоньку перебрался на другой край стола. — А я думал, что Тигры поменьше этого будут.
         — Которые поменьше — те поменьше, — объяснил Тигра.
         — Они с ума сходят по желудям, — сказал Пух. — У бедного Тигры с самого утра шляпки от желудя во рту не было. Поэтому мы и пришли.
         Пятачок осторожно подвинул Тигре корзинку с желудями и сказал:
         — Бери, пожалуйста, сам, сколько хочешь, у нас здесь запросто, — тесно прижался к Пуху — так он чувствовал себя увереннее — и произнес небрежно: — Так ты, значит, Тигра? Ну-ну...
         Но Тигра ничего не ответил, потому что рот его был забит желудями. Довольно долго он хрустел ими и наконец сказал:
         — Иы иеюят еюей.
         — Что-что? — поинтересовались Пух и Пятачок.
         — Иас иу, — сообщил Тигра и выскочил за дверь. — Тигры не любят желудей, — грустно сказал он вернувшись.
         — Но ты же говорил, они любят все, кроме меда, — напомнил Пух.
         — Тигры любят все. Тигры не любят мед. Тигры не любят желудь.
         Услышав это, Пух сказал:
         — А, теперь все ясно.
         А Пятачок, почувствовав облегчение, спросил:
         — А, как насчет чертополоха?
         — Чертополох. Тигры очень любят чертополох, — сказал Тигра.
         — Придется нам пойти проведать Иа-Иа.
         И они пошли втроем. Они шли и шли, пока не очутились в том Самом Заброшенном Уголке Леса, где завтракал ослик.
         — Привет, Иа-Иа, — сказал Пух. — Это Тигра.
         — Это вот это? — спросил Иа-Иа.
         — Это, — подтвердил Пух и Пятачок хором, а Тигра только улыбнулся счастливой улыбкой и ничего не сказал.
         Ослик обошел вокруг Тигры, потом развернулся и сделал еще один круг.
         — Как ты сказал это называется? — спросил Иа-Иа.
         — Тигра.
         — Вот как, — произнес Иа-Иа.
         — Он только что пришел, — пояснил Пятачок.
         — Вот как, — снова сказал ослик.
         После продолжительного раздумья он спросил:
         — А когда он уходит?
         Пух объяснил, что Тигра — близкий друг Кристофера Робина, и что теперь он будет жить в Лесу. Пятачок объяснил Тигре, что Иа-Иа всегда такой грустный, а Иа-Иа объяснил Пятачку, что совсем наоборот, сегодня утром он просто подпрыгивает от веселья, а Тигра объяснил тому, кто его слушал, что он с самого утра еще ничего не ел.
         — Да, чуть не забыл, — сказал Пух. — Мы пришли к тебе за чертополохом. Тигры сами не свои до чертополоха.
         — Ты так добр ко мне, Пух.
         — Ой, Иа-Иа, не обижайся, пожалуйста, я совсем не хотел сказать, что я не хотел тебя видеть.
         — Да чего уж там. Ваш новый полосатый друг желают завтракать. Ничего удивительного. Как ты сказал, его зовут?
         — Тигра.
         — Пожалуйте за мной, Тигра.
         Иа-Иа проводил Тигру на лужайку, где чертополох рос гуще всего.
         — Этот кустик я берег до своего дня рождения, — сказал он, указывая на самый колючий куст. — Но в конце концов, что такое день рождения? Сегодня есть, а завтра нет. Кушайте на здоровье, Тигра.
         Тигра поблагодарил ослика и озабоченно взглянул на Пуха.
         — Это настоящий чертополох? — засомневался он.
         — Да, — сказал Пух.
         — Который Тигры любят больше всего?
         — Совершенно верно.
         — Тигра понял.
         И он набил рот чертополохом и решительно захрумкал.
         — Ой, — сказал Тигра.
         Он сел на землю и поднес лапу ко рту.
         — Что-нибудь случилось? — спросил Пух.
         — Очень горячий, — пробормотал Тигра.
         — Ваш друг, — предположил Иа-Иа, — вероятно проглотил пчелу.
         Друг Пуха перестал трясти головой и пояснил, что Тигры не любят чертополоха.
         — А зачем же он тогда такой лужок истоптал? — возмутился Иа-Иа.
         — Но ты же сказал, — начал Пух, — ты же сказал, что Тигры любят все, кроме меда и желудей?
         — И чертополох, — сказал Тигра, бегая по кругу с высунутым языком.
         Пух печально посмотрел на него.
         — Что же нам теперь делать? — спросил он.
         У Пятачка ответ был уже давно готов. Он предложил пойти к Кристоферу Робину.
         — Он сейчас у Кенги, — сказал Иа-Иа.
         Ослик подошел к Пуху и громко зашептал ему: „Ты не мог бы попросить своего друга поупражняться где-нибудь в другом месте? Я сейчас собираюсь обедать, и мне не хочется, чтобы весь мой обед истоптали до того, как я его съем. Конечно, это пустяки, каприз, но у кого из нас нет своих маленьких слабостей?"
         Пух с достоинством кивнул и окликнул Тигру:
         — Пошли, мы идем к Кенге. У нее так много завтраков, что один-то ты себе непременно подберешь.
         Тигра обежал последний круг и подошел к Пятачку и Пуху.
         — Очень горячий, — пожаловался он с широкой дружеской улыбкой. — Пошли!
         И он побежал вперед.
         Пух и Пятачок медленно двинулись за ним. По пути Пятачок молчал, потому что мысли никак не шли ему в голову.
         Молчал и Пух, потому что он сочинял стихотворение. И когда оно было готово, начал:
         Что делать с бедным Тигрой?
         Как нам его спасти?
         Ведь тот, кто ничего не ест,
         Не может и расти!
    А он не ест ни меду,
    Ни вкусных желудей —
    Ну ничего, чем кормят
    Порядочных людей!
         Он даже отказался
         Жевать чертополох,
         Чем вызвал в нашем обществе
         Большой переполох!
    Так что ж нам делать с Тигрой?
    Как нам его спасти?
    Ведь Тигре очень нужно
    Немного подрасти!
         — По-моему, он и так больше, чем хотелось бы, — сказал Пятачок.
         — На самом деле он не очень большой.
         — Может быть. Но выглядит очень.
         Пух немного подумал и пробормотал:
    Не знаю я, сколько в нем Метров
    И Литров, и Килограмм,
    Но Тигры, когда они прыгают,
    ОГРОМНЫМИ кажутся нам!

         — Теперь стихотворение закончено, — сказал он. — Тебе оно нравится, Пятачок?
         — Да, кроме Литров, — ответил Пятачок. — Вряд ли они здесь к месту.
         — Они сами захотели стать за Метрами, — пояснил Пух. — Ну, я и разрешил им. Самые лучшие стихи получаются тогда, когда ты разрешаешь словам самим находить себе место.
         — А я и не знал, — сказал Пятачок.
         Все это время Тигра прыгал впереди них, время от времени поворачиваясь для того, чтобы спросить:
     
         — Тигре куда идти?
         Наконец они подошли к дому Кенги и увидели Кристофера Робина. Тигра радостно бросился ему навстречу.
         — А, это ты, Тигра! — воскликнул Кристофер Робин. — Я так и думал, что ты где-нибудь здесь.
         — Тигра много нашел в лесу, — хвастался Тигра. — Тигра пух нашел, Тигра пятачок нашел, Тигра осёл нашел. Тигра только завтрак не нашел.
         Пух и Пятачок подошли поближе, обнялись с Кристофером Робином и рассказали ему, в чем дело.
         — Может быть, ты знаешь, что любят Тигры на завтрак?
         — Наверное, если хорошенько подумать, я мог бы догадаться, но я думал, что Тигра сам знает.
         — Тигра знает. Тигра любит все. Тигра не любит мед, не любит желудь и не любит этот... очень горячий... как называется?
         — Чертополох.
         — Да, и его.
         — Ах вот как? Ну, тогда у Кенги найдется для тебя что-нибудь на завтрак.
         И они вошли. Ру сказал „Здравствуй, Пух“ и „Здравствуй, Пятачок" по одному разу, а „Здравствуй, Тигра“ целых два раза, потому что он раньше таких слов не говорил, а они звучали очень весело. Друзья рассказали Кенге, зачем они пришли, и Кенга очень ласково сказала:
         — Тигра, котёночек, посмотри там, в буфете, и выбери то, что тебе по вкусу.
         Кенга сразу поняла, что Тигре, хоть он и выглядит таким большим, так же нужна ласка, как и Рушечке.
         — Можно, я тоже посмотрю? — спросил Пух, который начинал припоминать, что завтрак уже прошел, а до обеда еще далеко. Он нашел баночку сгущенки, и что-то подсказало ему, что Тигры ее не едят, и они с баночкой ушли в уголок, и Пуху очень не хотелось, чтобы кто-нибудь им помешал.
         Чем глубже засовывал Тигра нос и лапу в буфет, тем больше находил он вещей, которые Тигры не любят. Когда же он обшарил весь буфет и не нашел там для себя ничего вкусненького, Тигра жалобно спросил Кенгу:
         — Что же Тигре теперь делать?
         Но Кенга, Кристофер Робин, и Пятачок столпились вокруг Рушечки и уговаривали малыша принять рыбий жир.
         — А может не надо? — хныкал Ру, а Кенга говорила:
         — Ну Рушечка, зайчик, ну-ка вспомни, что ты маме обещал?
         — Это что? — шепотом спросил Тигра Пятачка.
         — Укрепляющее лекарство, — ответил Пятачок. — Он его ненавидит.
         Тигра подошел поближе, перегнулся через спинку стула, на котором сидел Ру, и вдруг... и вдруг он высунул язык и сделал большущий глоглоглоток. Кенга даже подпрыгнула от неожиданности. Сказав „Ох“, она в последнее мгновение ухватила ложку, которая уже исчезала во рту у Тигры, и для безопасности отложила ее подальше.
         — Тигра, котеночек,— только и смогла произнести Кенга.
         — Он съел мое лекарство, он съел мое лекарство! — весело пищал Рушечка, которому эта шутка показалась ужасно смешной.
         А Тигра посмотрел на потолок, закрыл глаза и принялся облизываться, высовывая язык так далеко, как только мог — вдруг еще что-нибудь осталось на мордочке.
         Потом он безмятежно улыбнулся и сказал: „Именно это Тигра любит больше всего“.

         И, конечно же, ничего удивительного нет в том, что Тигра стал жить у Кенги. На завтрак, обед и ужин он получал рыбий жир, а когда Кенга решала дать ему укрепляющее лекарство, Тигре приходилось принимать ложечку или две Малиносмородйна.
         — Но мне кажется, — говорил Пятачок Пуху, — что он и без лекарства очень даже крепкий.
    Категория: МИЛН Ален Александр | Добавил: morda | Теги: Алан Александр Милн(Винни-Пух. Доми
    Просмотров: 478 | Загрузок: 0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
     
    Skype: mordaty68
  • Blog
  • ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «ВЕСЁЛЫЕ КАРТИНКИ»
  • «МАСТЕРОК»
  • «МУРЗИЛКА»
  • Научно-популярное издание
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • «ЧЕРНАЯ курица»
  • ИНСУЛЬТ
  • ПЕТРОДВОРЕЦ
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • Роб Ван дер Плас
  • БРАТЬЯ САФРОНОВЫ
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ЮННЫЙ ТЕХНИК
  • КВВКУС
  • ШАХМАТЫ
  • ХОББИ
  • «ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»
  • РЫБОЛОВ
  • РЫБОЛОВ-СПОРТСМЕН
  • Это станок?
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • * YOUTUBE *
  • Одноклассники
  • facebook
  • АКИМ Яков Лазаревич
  • БЕЛОЗЁРОВ Тимофей Максимович
  • БЕРЕСНЁВ Александр Михайлович
  • БЕХЛЕРОВА Елена
  • БИАНКИ Виталий Валентинович
  • БЛОК Александр Александрович
  • БОНЕЦКАЯ Наталья
  • ВОРОНЬКО Платон Никитович
  • ВАЖДАЕВ Виктор Моисеевич
  • ГЕРЦЕН Александр Иванович
  • ГРИММ, Вильгельм и Якоб
  • ГРИБАЧЁВ Николай Матвеевич
  • ДВОРКИН Илья Львович
  • ДОРОШИН Михаил Федорович
  • ЕРШОВ Пётр Павлович
  • ЕСЕНИН Сергей Александрович
  • ЖИТКОВ Борис Степанович
  • ЖУКОВСКИЙ Валерий Андреевич
  • ЗАЙКИН Михаил Иванович
  • ЗАХОДЕР Борис Владимирович
  • КАПНИНСКИЙ Владимир Васильевич
  • КВИТКО Лев Моисеевич
  • КИПЛИНГ Джозеф Редьярд
  • КОНОНОВ Александр Терентьевич
  • КОЗЛОВ Сергей Григорьевич
  • КОРИНЕЦ Юрий Иосифович
  • КРЫЛОВ Иван Андреевич
  • КЭРРИГЕР Салли
  • ЛЕСКОВ Николай Семёнович
  • МАКАРОВ Владимир
  • МАЛЯГИН Владимир Юрьевич
  • МАМИН-СИБИРЯК Дмитрий Наркисович
  • МАРШАК Самуил Яковлевич
  • МИЛН Ален Александр
  • МИХАЛКОВ Сергей Владимирович
  • МОРИС КАРЕМ
  • НАВРАТИЛ Ян
  • НЕКРАСОВ Андрей Сергеевич
  • НЕЗНАКОМОВ Петр
  • НОСОВ Николай Николаевич
  • ПЕРРО Шарль
  • ПЕТРИ Мерта
  • ПЛЯЦКОВСКИЙ Михаил Спартакович
  • ПУШКИН Александр Сергеевич
  • РОДАРИ Джанни
  • СЕВЕРЬЯНОВА Вера
  • СЛАДКОВ Николай Иванович
  • СУТЕЕВ Владимир Григорьевич
  • ТОКМАКОВА Ирина
  • ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич
  • ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
  • ТЫЛКИНА Софья Павловна
  • УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич
  • ЦЫФЕРОВ Геннадий Михайлович
  • ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович
  • ШЕПИЛОВСКИЙ Александр Ефимович
  • ШЕРГИН Борис Викторович
  • ШУЛЬЖИК Валерий Владимирович
  • ШУМОВ Иван Харитомович
  • ШУМОВ Олег Иванович
  • Эндрюс Майкл
  • ЮДИН Георгий
  • ЮВАЧЁВ Даниил Иванович(ХАРМС)
  • ЮСУПОВ Нуратдин Абакарович
  • ЯКОВЛЕВА Людмила Михайловна
  •